Главная
Город моих снов
Галерея Одессы
Одесса в панорамах
Одесса в репортажах
Одесса в Кино
Одесский видео-премьер
Одесские новости
А на Гудзоне...
Одесса - город шансона
Исполнители шансона
Галерея шансона
Интервью
Пресса шансона
Видеоклипы
Редкие аудиозаписи
Виниловая коллекция
Подарочные альбомы
Шансон - премьер
Видео Гостевая
Гудзон в эфире
Новости шансона
Каталог ссылок
Контакты






-эфхъё ЎшЄшЁютрэш   Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Rambler's Top100 Обменный баннер Всемирного клуба одесситов 88 х 31


Правда о Шустовых

В плеяде выдающихся бизнес-фамилий Российской империи фамилия Шустов стоит особняком. Создатели одной из крупнейших в истории бизнеса торгово-промышленных империй выделялись не только своим богатством и умением вести дела, но и уникальным для русского бизнеса трудолюбием и самоуважением. Понятие чести семьи стояло для них если не на первом, то во всяком случае не на последнем месте. Безумные кутежи российской торговой элиты, с медведями, цыганами, недельными запоями и битьем зеркал в дорогих московских ресторанах, бывшие одной из основных российской публицистики, журналистики и просто обывательских слухов обходились без Шустовых. Шустовы вообще были людьми не публичными, богатством не кичились и для отдыха выбирали в основном тихие европейские уголки. Эта не публичность окружила их самих и их деятельность огромным количеством легенд и слухов, за которыми совершенно не видно настоящих Шустовых. И хотя подлинных фактов о жизни Шустовых сохранилось немного, позволим себе привести в этом материале несколько из них, хотя бы наброском представив подлинную картину их деятельности.

Первое, и возможно главное заблуждение относительно деятельности Шустовых касается того, когда именно они занялись бизнесом, где и каким. Во всяком случае, из почти двух десятков опрошенных нами одесситов, среди которых, между прочим, были профессиональные бизнесмены и историки, подавляющее большинство ответили, что были Шустовы одесситами и капитал сколотили на продаже коньяка одесского производства. Попадались и более экзотические ответы, называвшие Шустовых армянами и даже французами, которые прибыли в Одессу со своими бочками и наладили здесь производство коньяка из местного сырья. Эти легенды, в какой-то степени, порождены дизайном современной продукции Одесского Коньячного Завода, где на логотипе – золотом колоколе, гордо красуется число 1863 обозначающее дату основания собственного дела. Естественно, что большинство покупателей продукции «Шустов» принимают эту дату за дату основания Одесского Завода Коньячных вин, а дальнейшее – дело ассоциаций – раз завод Одесский, то и Шустовы – одесситы. На самом же деле эта дата не имеет никакого отношения ни к Одессе, ни к началу Шустовыми собственного дела. Дело в том, что Шустовы являются самой старой купеческой династией Российской империи. Никто не знает когда именно они начали свою деятельность, однако точно известно, что ко времени правления Петра Первого Шустовы уже вовсю торговали и были весьма состоятельными людьми. Таким образом Шустовы начали свою деятельность намного раньше тех же Демидовых, претендовавших на право называться самой старой торговой династией России. Более того, в торговой деятельности Шустовых нет никаких перерывов – их деятельность прекратилась не в результате того, что члены семьи охладели к своему бизнесу, как это произошло с Демидовыми, а из-за потрясений погубивших Российскую империю и частное предпринимательство на ее территории в первой четверти 20-го века. Так вот, судя по документам начала 18 века, жили Шустовы в Москве и владели обширной сетью соляной торговли. Причем соль они добывали не только на собственных соляных месторождениях, но и на государственных. Как и большинство богатых московских купцов Шустовы были обложены солидным армейским и флотским налогом. В годы Северной войны на армию и флот им приходилось сдавать в казну около половины всех своих доходов. Однако, в отличии от большинства своих коллег, Шустовы быстро разглядели все перспективы «европейского выбора» Петра Первого и от исполнения налоговых обязанностей не уклонялись. Наоборот – сверх установленного жертвовали на армию и на госпитали для раненых. Это позволило им достаточно легко получить весьма «хлебный» заказ на поставку соли и продовольствия, в том числе вина и водки в армию и на флот, перекрыв тем самым большие налоговые расходы. Кстати, с того момента у Шустовых традицией становится отправлять детей для учебы за границу. Так что, как видите, по своему происхождению Шустовы являются отнюдь не одесситами, а москвичами и, что не менее важно, свою деятельность начинали отнюдь не с производства коньяка.

Умомянутая нами в предыдущей части повествования дата 1863 год, фигурирующая на логотипе ТМ «Шустов» действительно имеет к истории этой семьи самое непосредственное отношение. Однако, увы, с Одесской и коньяком связана весьма опосредовано. 1863 году – дата смены семьей Шустовых деятельности с торговли солью и продовольствием на собственное производство спиртного. Такое решение принял тогдашний глава семьи Николай Леонтьевич Шустов. Дело в том, что к этому времени традиционная торговля Шустовых пришла в упадок. Леонтий Шустов, к концу жизни, числился не торгующим купцом третьей гильдии. Ниже падать было некуда. На последние деньги Николай Леонтьевич открыл под вывеской «Товарищество «Н. Л. Шустов и Сыновья» небольшой винокуренный завод. Для организации производства он купил в Москве, на улице Маросейка помещение бывшей кузни. От этого маленького заводика и началась история алкогольной империи Шустовых. Дело было, как раз в 1863 году и с тех пор именно дата 1863 год фигурировала на всей продукции завода.
Организуя производство водки и настоек, Николай Шустов точно уловил конъюнктуру рынка. Отмена крепостного права привела к тому, что количество жителей крупных городов серьезно выросло за счет крестьян, отправившихся в город искать заработка. Доходы от торговли спиртным росли как на дрожжах. Дальновидный Николай Леонтьевич, большую часть дохода тратил на расширение завода, запуска новых видов продукции, покупку собственных угодий по производству сырья. Готовясь к широкой организации производства, Николай Леонтьевич, отправляя каждого из пяти сыновей учиться за границу, поручал им изучать тамошние технологии производства спиртного. К началу 1890-х годов Шустовы контролировали уже 30% производства спирта и спиртосодержащей алкогольной продукции в Российской империи.

Коньячным делом Шустовы интересовались давно, однако взяться за это новое для себя дело им мешало отсутствие специалистов и необходимых знаний и опыта. Первый серьезный шаг к овладению новой технологией Шустовы сделали задолго до начала производства когда старший сын Николая Леонтьевича – Николай Николаевич, в своем первом заграничном путешествии посетил провинцию Коньяк. Следующим этапом стала покупка Шустовыми своего первого коньячного завода. Да, да, мы не оговорились – именно покупка, а не основание. Дело в том, что отнюдь не Шустовы начали производить первый в Российской империи коньяк. Пальма первенства принадлежит Ереванскому купцу первой гильдии Нерсесу Таирянцу, более известому в России и в Украине под фамилией Таиров. Именно он, в 1887 году, преобразовал свой завод по производству водки и уваренного виноградного сока в коньячный – изучив французскую технологию производства этого напитка. Кстати расположен завод был на месте старой Эриванской крепости. Спустя 12 лет, в 1899 году, Шустовы предложили Таирову продать завод. Тот, после долгих колебаний, согласился – производство замерло в своем развитии, поскольку не хватало денег наладить нормальную транспортировку продукции. А вот у Шустовых с деньгами было все в порядке. В том же году под руководством профессионального винодела Мкртича Мусиняна, изучавшего технологию производства коньяка во Франции, завод начал модернизацию и переоснащение. В результате количество перегонных машин на заводе возросло с 2 до 14, были полностью переоборудованы цеха и построена гидроэлектростанция для снабжения завода энергией. В том же году Шустовы приобрели еще два завода – Одесский винокуренный и Кишиневский, так же прошедшие полноценную модернизацию. Кстати занимался этим уже Николай Николаевич Шустов – унаследовавший дело от умершего незадолго до начала коньячного производства отца. Интересно, что никаких французских бочек на заводы не завозили – это легенда чистой воды. Для производства коньяка на всех трех новых заводах Шустова использовали бочки изготовленные в Армении из дубов растущих в Карабахе и Айгиване. То же относится и к сырью – виноград в работу брали местный – армянский, новороссийский и молдавский. Уже в следующем году, когда до полноценного производства было далеко, Николай Николаевич принял решение отправить свою продукцию на Всемирную выставку в Париж, для участия в слепой дегустации, где напитку по результатам голосования дегустаторов было присвоено Гран-при. Согласно легенде, после этого Шустову было дано эксклюзивное право именовать свою продукцию коньяком, а не бренди, поскольку до того момента название коньяк могло принадлежать только продукции одноименной провинции во Франции. Увы, это не более чем красивая легенда. Дело в том, что несмотря на протесты виноделов из Шампани и Коньяка, французское правительство приняло закон о защите названия «коньяк» только в 1909 году. Поэтому даровать Николаю Шустову право называть словом коньяк свою продукцию было просто некому. Другое дело, что дегустаторы выразили в специальном дипломе свое мнение о том, что напиток Шустова может считаться коньяком, однако юридической силы данный документ не имел.

Само собой разумеющимся фактом считается то, что фирма «Шустов» являлась поставщиком Российского императорского двора и ряда королевских дворов Европы. В Одессе и Ереване любят рассказывать о том, что Шустовский коньяк был любимым напитком Уинстона Черчилля. Действительно, за отсутствием альтернативы, шустовская продукция регулярно появлялась на столах членов Императорской семья России. Более того, нередко поставлялась в Германию и Великобританию. Однако официальный статус поставщика Его Императорского Величества товарищество «Шустов и Сыновья» получило только в 1912 году и пользовалось его рекламными преимуществами недолго – уже в 1914 году в России был объявлен сухой закон. Что касается истории с Уинстоном Черчиллем, то он действительно очень любил коньяк произведенный на шустовском заводе в Ереване, однако было это уже после Октябрьской революции и шустовским тот напиток может считаться весьма опосредованно.

К 1914 году Шустов контролировал 30% алкогольного производства в Российской империи и 44% алкогольного экспорта. Суммарный оборот одних только коньячных заводов составлял более 2-х млн. рублей серебром в год (1. млн. 200 тыс. Ереванский завод, 700 тыс. Одесский, 400 тыс. Кишиневский). Еще большие доходы Шустовы получали от производства водок и настоек, среди которых были фирменные Шустовские Зубровка», «Спотыкач», «Запеканка», «Ерофеич», «Рижский бальзам», «Рябина на коньяке», «Мандариновая», «Кавказский горный травник» и многие друге. Для разработки новых напитков, экспериментов с виноградом и вином Николай Шустов в 1905 году основал первую в Российской империи станцию виноградарей и виноделов, при которой работали опытные специалисты и ученые. Помимо выработки новых сортов станция издавала на шустовские деньги учебные пособия и научно-популярную литературу. Разработанные ее специалистами напитки и работа станции в целом были удостоены высших наград почти десятка престижных выставок среди которой была и одна из самых престижных – Миланская. Нельзя не отметить высочайший уровень производительности заводов. Так на Одесском заводе, оборот которого, напомню, равнялся примерно 700 тыс. рублей в год работали всего 80 человек.

Бытует мнение, что империя Шустовых процветала и сгубили ее большевики – разграбившие и национализировавшие производства семьи. Однако факты опровергают зловещую роль сыгранную красными в истории Шустовых. Мы уже упоминали принятие в России «сухого закона» одновременно с началом Первой мировой войны. Именно это, а не революция фактически разорило Шустовых. Потеряв внутренний рынок и не имея возможности регулярно вывозить продукцию за рубеж, товарищество «Шустов и сыновья» к 1917 году практически разорилось. Национализация большевиками шустовских заводов лишь подвела черту под затянувшейся агонией, в ходе которой самыми разными участниками гражданской войны заводы Шустова неоднократно были разграблены.

 



«Одесса в панорамах» приглашает в виртуальное путешествие по са- мым интересным уголкам Художес- твенного музея. В сегодняшнем выпуске первой размещена панора- ма, открывающая прекрасный об- зорный вид на фасад Художест- венного музея, воплотившего в себе лучшие традиции русского клас- сицизма начала 19 века. Немного обойдя здание, с западной его стороны, можно спуститься в подвал, где сейчас обустроена галерея «Желтые великаны» Когда-то здесь располагалась котельная, отапли- вающая усадьбу Нарышкиных, а ниши и каналы, по которым пос- тупало тепло можно наблюдать и по сей день, внимательно изучив стены помещения. На этом наше знаком- ство с наружной и подвальной ча- стью здания Художественного музея подходит к своему завершению, а экскурсия плавно перемещается в экспозиционные залы, где в за- вершении сегодняшнего выпуска представлена панорама велико- лепного Танцевального зала. На сегодня – все! С вами был проект «Одесса в панорамах». Продолже- ние путешествия по музею следует.

 

Новая композиция, которую пред- ставляет наша рубрика «Шансон-премьер», называется «Одесситка» и посвящена Алле Лерер. Звучит в исполнении Эмиля Крупника, кото- рый является автором слов и му- зыки. Аранжировку к ней сделал Александр Довгопол, записана пес- ня – в Киеве, в студии Александра Федоренко, который неплохо потру- дился над записью и сведением композиции. В лице героини песни, автор славит всех стильных, ярких и неповторимых дочерей несравнен- ной Одессы-мамы…

 

Дамы и господа! Сегодня проект «Одесса в панорамах» приготовил для Вас увлекательное виртуальное путешествие в подземелья Художес- твенного музея (бывшего дворца-усадьбы Нарышкиных) Мы посетим великолепный грот, со сводчатым перекрытием, имитирующий природ- ную пещеру с искусственным водопа- дом, прогуляемся сохранившимися подземными коридорами, которые напоминают своим видом знамени- тые одесские катакомбы. В те да- лекие времена этот подземный ход имел выход в обширный парк, на- ходящийся на склоне, и по легендам вел к самому берегу моря. Желаем освежающей прохлады и впечатле- ний от прогулки в эксклюзивном уголке Одессы начала 19 века.

 
Архив

Введите вашь email


Баннерообмен Гудзона




Copyright © 2005-2018 Odessitka
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна

Внимание! Сайт "Одесса на Гудзоне" не является коммерческим проектом. Находящиеся на нашем ресурсе mp3 файлы выставлены только для домашенего использования в целях ознакомления, в течении 24-х часов вы должны удалить скаченный материал! Вся ответственность за несанкционированное использование mp3-файлов ложится на конечных пользователей. Администрация сайта не берет на себя ответственность за дальнейшее использование любых файлов с нашего сайта!