Меню
Главная
Город моих снов
Галерея Одессы
Панорамы Одессы
Одесские новости
Дюк-информ
А на Гудзоне...
Одесса - город шансона
Исполнители шансона
Галерея шансона
Интервью
Видеоклипы
Редкие аудиозаписи
Виниловая коллекция
Подарочные альбомы
Шансон - премьер
Гудзон в эфире
Афиша шансона
Видео Гостевая
Гостевая книга
Каталог ссылок
Баннерообмен Гудзона
Контакты

Авторизация





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Кто на сайте?
Всего на сайте:
    1 пользователь
    20 гостей

-эфхъё ЎшЄшЁютрэш   Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Rambler's Top100 Я Одессит - сообщество одесситов, новости, блоги, фотографии, общение, поиск родственников и друзей.


Олеша Юрий

Если о человеке появляются истории, это значит - к нему пришла известность. Слава, пришедшая к Олеше, не была ему чуждой: писатель хорошо знал себе цену. Однажды Олеша пришел в одно издательство получить довольно крупный гонорар. Забыв дома паспорт, он стал уговаривать кассиршу выдать ему гонорар без документа, удостоверяющего личность. Кассирша отказалась: «Я вам сегодня выдам гонорар, а завтра придет другой Олеша и снова потребует деньги». Олеша выпрямился во весь свой небольшой рост и с величественным спокойствием произнес: «Напрасно, девушка, волнуетесь! Другой Олеша придет не раньше, чем через четыреста лет...»

Юрий Карлович Олеша родился 19 февраля 1899 года. Отец его, обедневший польский дворянин, проиграл всю свою жизнь в карты. Мать в молодости была очень красивой брюнеткой, надменной полькой, католичкой, она похожа была внешне и характером на супругу легендарного Лжедмитрия гордую Марину Мнишек, мечтавшую стать русской царицей. Уделом же матери будущего писателя ее стала семейная жизнь с акцизным чиновником.

В 1902 году семья переехала в Одессу. В воспоминаниях Олеша писал: «В Одессе я научился считать себя близким к Западу. В детстве я жил как бы в Европе». Еще учась в гимназии, Олеша начал писать стихи. Стихотворение «Кларимонда» было опубликовано в газете «Южный вестник». По окончании гимназии в 1917-ом поступил в университет, где в течение двух лет изучал юриспруденцию.

Одесса начала прошлого века представляла собой очень интересное явление. Она была просто переполнена гениями: не только поэтами и артистами, но и спортсменами и авиаторами, которые были тогда в большой чести. Юный Олеша играл в футбол, который был в то время ещё в диковинку и вызывал ожесточённые споры: прилично ли это? На одесских тротуарах были плиты, которые гимназист Олеша считал приносящими счастье и старался наступать на них. Другие, несчастливые, он осторожно обходил. Самой счастливой приметой считалось пройти мимо фонарей, которые спустя годы Олеша опишет в «Трёх толстяках». Кстати, фамилию Арнери носила дочь итальянца-фабриканта по имени Джульетта, чернокудрая красавица, в которую были влюблены все мальчишки. 

Родным языком Юрия Карловича Олеши был польский. Олешам полагался родовой герб: олень с золотой короной, надетой на шею. В разговорах с друзьями Юрий Карлович не без гонора упоминал, что он дворянин, шляхтич.
Он родился в Елисаветграде, но считал себя, конечно, одесситом. Олеша говорил, что мир делится на окончивших Ришельевскую гимназию и не окончивших ее. Выйдя из ворот дома на Карантинной и взглянув на синий сияющий в конце ее круг моря, следовало идти в гимназию через весь город, по Греческой и Дерибасовской. Мимо проплывали, поскрипывая боками, как корабли, листья платанов. По воскресеньям надлежало посещать костел, где статуи ангелов отворачивались от входящих — последний, казалось, уткнулся в стенку и плачет. А цирк всегда приближался сквозь снег, если посчастливится — сквозь особый его сорт, филигранный. Уличного освещения не было, и те, кому нравилось бродить по городу лунными летними ночами, видели плющ на белой стене, кошачий силуэт, блеск на спине майского жука.

Главным увлечением юноши была поэзия. Именно она привела его в «Коллектив поэтов» — литобъединение, которое посещали многие будущие знаменитости: Лев Славин, Илья Ильф, Валентин Катаев, Исаак Бабель, Эдуард Багрицкий, Семён Кирсанов, Зинаида Шишова... Своим предводителем же молодые одесские поэты безоговорочно признавали Эдуарда Багрицкого. «Коллектив поэтов» помещался в большой, не очень опрятной квартире, брошенной хозяевами и ставшей трофеем богемы. 

Другим любимым местом сборищ одесской литературной молодёжи было кафе «Меблированный остров», чаще называемый в духе времени «Мебос». Однажды там была разыграна пьеса Багрицкого «Харчевня», в которой играли сам Багрицкий, Ильф и Лев Славин... Предприимчивый Катаев познакомился с Буниным и водил Олешу читать стихи перед «живым классиком». Олеша рано начал печататься в местной прессе и быстро стяжал славу первого одесского поэта, любимца публики. Особый успех он имел у девушек-гимназисток. В Одессе ему становилось тесно. 

Здесь в семье австрийского эмигранта Густава Суок родились и выросли три девочки: Лидия, Ольга и Серафима. Скучно в Одессе не было никогда, но когда младшая, Сима, входила в свой «первый возраст» — девический, декорацией тому были две войны и две революции. В летнем театре собирались взъерошенные юноши и часами читали стихи. Там Юрий Олеша и познакомился с Симой. Ей было тогда шестнадцать, Юрию Олеше — двадцать. Вспыхнула любовь. Вскоре влюбленные стали жить вместе. Олеша называл любимую «Дружочком». Однако так случилось, что по ряду причин они расстались. Жизнь временно потеряла для Олеши смысл. Правда, уже через год он женился на средней из сестер Суок — Ольге. Именно ей официально посвящена его знаменитая сказка «Три толстяка». Но для всех знавших Симу Суок было очевидным: это она — циркачка Суок и кукла наследника Тутти. Это не было тайной и для Ольги. Сам Олеша говорил ей: «Вы две половинки моей души». За свою жизнь Юрий Олеша не сказал о Серафиме ни одного грубого слова. Свою болезненную привязанность к предавшему его не раз Дружочку он называл самым прекрасным, что произошло в его жизни.

В годы гражданской войны Олеша оставался в Одессе, где в 1919-ом пережил смерть любимой сестры Ванды. В 1921-ом уехал из голодной Одессы в Харьков, где работал как журналист и печатал стихи в периодической печати. В 1922 году родители Олеши получили возможность эмигрировать в Польшу и незамедлительно ей воспользовались. В этом же году Олеша переехал в Москву. Он приехал в столицу в начале НЭПа. Поселился в одной квартире с Ильей Ильфом. Комнаты, наподобие спичечных коробков, выгораживались фанерными перегородками. Олеша поступил на работу в газету профсоюза железнодорожников «Гудок». В московских компаниях его знали как великолепного остряка, чьи слова передавались из уст в уста. Был он непревзойзодённым мастером метафоры, а когда встречал достойного соперника, восклицал: “Как жаль, что не я это выдумал!” 

В 1920-е годы он написал два своих первых и последних романа: «Зависть» и «Три толстяка». «Три толстяка» – название, давно ставшее именем нарицательным. Одна из первых сказок нового мира, она оказалась настолько хороша, что затмила другие созданные Олешей замечательные вещи – чуть изломанные, горьковатые. К тому же ее литературная судьба оказалась слишком уж счастливой: присутствующая в ней идея народного восстания против буржуев открыла сказке зеленую улицу. Она вызвала огромный читательский интерес и одновременно скептические отзывы официальной критики («призыва к борьбе, труду, героического примера дети Страны Советов здесь не найдут»). Дети и взрослые восхищались фантазией автора, своеобразием его метафорического стиля. Роман и пьеса переведены на 17 языков. По сказке Олеши поставлен балет и художественный фильм.

Публикация же в 1927 году в журнале «Красная новь» романа «Зависть» вызвала острую полемику в печати. Если бы для советской литературной критики той поры существовали какие-либо камни преткновения, «Зависть» по праву стала бы этим камнем. Но какой бы ни была в романах Олеши «постановка вопросов классовой борьбы», его проза оказалась ошеломительно виртуозна и вдохновенна.

«Зависть» насчитывала 300 черновых начал, Олеша остановился на 301-м.
«Я болен, — сокрушался он, — у меня болезнь фразы: она вдруг на третьем или четвертом звене провисает… Писательство, как бег строчек одна за другой, становится для меня недоступным». Главный герой романа, интеллигент, мечтатель и поэт Николай Кавалеров, стал своеобразным «лишним человеком» советской действительности. Несколько позже в своём дневнике Олеша записал: «Все опровергнуто, и все стало несерьёзно после того, как ценой нашей молодости, жизни – установлена единственная истина: революция»

В 1930-е годы по заказу МХАТа Олеша писал пьесу, в основе которой лежала владевшая им мысль об отчаянии и нищете человека, у которого отнято все, кроме клички «писатель».

Попытка выразить это ощущение была сделана Олешей в его речи на Первом съезде советских писателей в 1934 году. Пьесу о нищем он не завершил. В дальнейшем Олеша не писал цельных художественных произведений. В письме жене он объяснил свое состояние: «Просто та эстетика, которая является существом моего искусства, сейчас не нужна, даже враждебна – не против страны, а против банды установивших другую, подлую, антихудожественную эстетику». В те годы были уничтожены многие друзья Олеши – Мейерхольд, Стенич, Бабель, и другие, сам он чудом избежал ареста. В 1936-ом на публикацию произведений Олеши и упоминание его имени в печати был наложен запрет, снятый властями только в 1956-ом, когда была издана книга «Избранные сочинения» и переизданы «Три толстяка». Кстати, тематика его дневников в 1950-е годы была очень разнообразна. Олеша писал о встречах с Пастернаком, о смерти Бунина, об Утесове и Зощенко, о гастролях «Комеди Франсез» в Москве, о собственной ушедшей молодости и т.д.

Свою писательскую славу, к которой относился чрезвычайно ревностно, он подкреплял пересказами замыслов, публикациями коротких рассказов и очерками, пьесами, сценариями. Он привык работать над рукописью, сидя перед огромным, с видом на Кремль, окном в кафе «Националь». Иные, видевшие тогда Олешу, говорили потом, что он был похож на Бетховена, иные — что на короля Лира или на Чарли Чаплина.
Себе Олеша уже признался, что писать романы с действующими лицами ему «было бы уныло». Зато накапливались записи под девизом: «Слова, слова, слова», или «Ни дня без строчки». Он думал собрать из них книгу, но не успел… Но и того, что Юрий Олеша успел написать, достаточно для того, чтобы имя его навсегда осталось в истории литературы. 
Говорили, что Олеша хотел стать советским писателем, но так и не смог. Не поднималась у него рука строчить идеологически выдержанные повести и романы. Его большой друг, писатель Эммануил Казакевич писал: "Олеша - один из тех писателей, которые не написали ни единого слова фальши. У него оказалось достаточно силы характера, чтобы не писать того, чего он не хотел». В лихие 20-е и 30-е предпочитал победным реляциям сатиру, и в знаменитом "Гудке" почти каждый день появлялись его стихотворные фельетоны под псевдонимом "Зубило". Его пьесу "Список благодеяний" решил поставить в своем театре строгий и придирчивый Мейерхольд и это говорит само за себя. Олеша написал воспоминания о современниках, этюды о русских и зарубежных писателях, чье творчество особенно ценил. По его сценариям были поставлены фильмы, а для Театра им. Вахтангова он инсценировал "Идиота" Достоевского. После чего к Юрию Карловичу пришла слава, его узнавали на улицах. Но… Все очень быстро закончилось. На историческом собрании писателей по поводу постановления ЦК об опере «Катерина Измайлова» Олеша пытался защищать Дмитрия Шостаковича, но неудачно: композитору не помог, а себе навредил. Его блестящая карьера закатилась скоро и неожиданно. И хотя Олеша не был репрессирован, он просто перестал писать, хотя много говорил знакомым о своих замыслах. Он перебивался случайными заработками — инсценировал Достоевского, которого не любил, вёл радиорепортажи первомайских парадов... 

Он взлетал и падал, был на коне и на щите. В послевоенную пору после возвращения из эвакуации потерял квартиру, отчаялся. Жил у Эммануила Казакевича. Теперь уже в нём молодые писатели видели “живого классика” (“Олеша казался мне волшебником” — вспоминал Долматовский), к нему ходили читать стихи, а “классик” ходил небритый, в мятом пиджаке, много пил и, казалось, ничего не писал... 
Это была пора забвения, нищеты, затравленности, пора договоров, более похожих на подаяние, судебных повесток, пора ресторанного завсегдатая, называвшего себя «князем «Националя», окруженного странными случайными субъектами, известного в Москве больше как человек из легенды...

Однажды один писатель, выпустивший множество книг, сказал Олеше: "Как же мало вы написали за свою жизнь, Юрий Карлович! Я все это могу прочесть за одну ночь".Олеша мгновенно парировал: "Зато я всего за одну ночь могу написать все то, что вы прочитали за всю свою жизнь!.."

И написал бы, если бы 10 мая 1960 года не умер от инфаркта. За час до смерти Олеша попросил: «Снимите с лампы газету! Это неэлегантно». Когда его положили в гроб, в петлицу пиджака ему вдели маленькую красную розу.

… «Из всех красок самая красивая — кармин. И название ее прекрасное и цвет», — как-то заметил Олеша …

 


Краткие новости

А мы продолжаем удивлять наших гостей эксклюзивными материала- ми, на этот раз вашему вниманию мы представляем написанные спе- циально для Одессы на Гудзоне биографии Геннадия Тимофеева и группы Дальний свет. Предлагаем также посетить обновленную гале- рею друзей Гудзона... А вот Жека в своем клипе "Таксист" приглашает прокатиться по Москве, да с ветер- ком... Ну что поехали кататься?

 

«Золотая Звезда» города-героя Одессы будет размещена в холле Одесской мэрии. Одесса - тури- стический город и власти намерены сделать все, чтобы посещение го- рода для гостей стало макси- мально комфортным. Одессой мэ- рии придется самостоятельно вы- кручиваться и искать средства на реконструкцию воздушных ворот города. Если вы хотите, пока еще есть возможность прикупить недви- жимость в Одессе по дешевке. Это и многое другое в нашем оче- редном выпуске Радио-Гудзон.

 

Когда Евгений Росс поет за снего- пады, Когда Алтайский свои фото шлет, Для одесситов мы готовим панорамы - Чтоб каждый знал, Одесса - мама его ждет!

 

И еще одна новинка с фестиваля Михаила Круга в Твери. На этот раз ближайшие друзья ушедшего шан- сонье - Леонид Телешев, Андрей Большеохтинский, Владимир Чер- няков и Евгений Росс не только записали песню "Поговорим, мой друг!", но и сняли клип ... Слушаем и смотрим...

 

О том, как мэра Одессы на дуэль вызвали, о том, как государство поддержало одесских моряков после пиратского плена, о том, как в мэрии относятся к вопросу: «Где жить одесситам», о ситуации в известном на весь мир одесском Оперном театре, о нацизме и о том, как в Одессе любят неугодных властям, смотрите в очередном выпуске наших новостей.

 
Архив

Подписка на новости
Введите вашь email


Баннерообмен Гудзона




Copyright © 2005-2018 Odessitka
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна

Внимание! Сайт "Одесса на Гудзоне" не является коммерческим проектом. Находящиеся на нашем ресурсе mp3 файлы выставлены только для домашенего использования в целях ознакомления, в течении 24-х часов вы должны удалить скаченный материал! Вся ответственность за несанкционированное использование mp3-файлов ложится на конечных пользователей. Администрация сайта не берет на себя ответственность за дальнейшее использование любых файлов с нашего сайта!