Меню
Главная
Город моих снов
Галерея Одессы
Одесские новости
Дюк-информ
А на Гудзоне...
Исполнители шансона
Галерея шансона
Интервью
Видеоклипы
Редкие аудиозаписи
Подарочные альбомы
Шансон - премьер
Афиша шансона
Видео Гостевая
Гостевая книга
Ссылки
Баннерообмен Гудзона
Контакты

Авторизация





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Кто на сайте?
Всего на сайте:
    0 пользователей
    11 гостей

-эфхъё ЎшЄшЁютрэш   Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Rambler's Top100  


Борис Александрович Соломатин

Вечный бой между разведкой и контрразведкой будет продолжаться, пока существуют эти неотъемлемые атрибуты государств (и не обязательно антагонистов). Каждый год 20 декабря чекисты со стажем отмечают «День ЧК» – дату создания спецслужб нашей бывшей общей Родины, в том числе внешней разведки.

Так случилось, что этот праздничный день стал последним в жизни нашего земляка – выдающегося советского разведчика. Его жизненный путь завершился 21 декабря прошлого года. Этого одессита американские спецслужбы будут помнить всегда. И проклинать. «Этот человек причинял нам серьезные неприятности всюду, где бы он ни работал. Его считают одним из лучших оперативников, которые когда-либо служили в КГБ. Трудно оценить масштабы урона, который он нанес Соединенным Штатам», – так писал о нем в конце 1980-х годов американский журнал «Вашингтон пост мэгэзин» со ссылкой на мнение руководителей американских спецслужб.

На одном из совещаний председатель КГБ СССР Юрий Владимирович Андропов назвал его «классиком разведки».

Имя этого человека – Борис Александрович Соломатин. В среде ветеранов-разведчиков за ним прочно закрепились прозвища: «легенда разведки», «боевой оперативник», «волкодав» (так на оперативном сленге разведчиков именуют особо умелых вербовщиков). И молодые, и опытные сотрудники произносят его фамилию с искренним пиететом.

За плечами Бориса Соломатина были фронтовые дороги, учеба в престижном вузе и без малого сорок лет службы во внешней разведке. Он возглавлял резидентуры в Дели и Вашингтоне, Нью-Йорке и Риме. В 44 года стал заместителем начальника внешней разведки, а позже длительное время являлся советником председателя КГБ СССР.

Борис Соломатин родился в октябре 1924 года в Одессе, на Успенской,15, в квартире, окна которой и сейчас выходят на улицу. Отец его был военнослужащим, георгиевским кавалером, службу закончил полковником в должности командира дивизии НКВД, которая охраняла на Дальнем Востоке пленных японцев из Квантунской армии, восстанавливающих разрушенное войной. Мать – синеокая Варюша, дочь главного садовника парка Шевченко (тогда – Александровского), покорившая бравого красного кавалериста из глухой тульской деревушки Ламаново, занималась домашним хозяйством. Их жизнь была типичной для большинства семей военных – с бесчисленными переездами из города в город, из гарнизона в гарнизон: Одесса, Ростов, Саратов, Киев, Тбилиси, где Борис окончил среднюю школу. Но уже год шла Великая Отечественная война, и он добровольно поступил в Тбилисское артиллерийское училище. Так с июня 1942 года для Бориса Соломатина началась самостоятельная жизнь.

Полный курс военного училища Соломатин прошел за шесть месяцев – фронту нужны были офицеры. Командиром взвода полковой артиллерии он участвовал в битве на Курской дуге, затем в составе 1-го и 2-го Белорусских фронтов освобождал Минск и Белосток, с боями прошел Восточную Пруссию. За участие в Восточно-Померанской операции получил свой первый боевой орден – Красной Звезды. Незадолго до окончания войны был переведен в разведотдел полка, где в должности помощника начальника полковой разведки и звании старшего лейтенанта встретил Победу.

В 1946 году Соломатин демобилизовался из армии и поступил в Московский институт международных отношений. Уже в те годы это было элитное высшее учебное заведение. Но в 1946 году костяк принятых студентов составили ребята в поношенных гимнастерках – вчерашние солдаты.

После получения в 1951 году диплома юриста-международника Борис Соломатин был приглашен на работу во внешнюю разведку и продолжил учебу в Высшей разведшколе.

С 1954 по 1958 год он находился в командировке в Индии в качестве оперработника. Это был первый опыт работы «в поле», который много дал для становления его как профессионального разведчика. В 1960 году Соломатина вновь направляют в Индию, на этот раз уже резидентом. Знание страны, оперативный опыт, приобретенный во время первой командировки, позволили ему добиться высоких профессиональных результатов.

После возвращения из Индии Соломатин некоторое время работал в Центре, в отделе, курирующем Соединенные Штаты Америки. А в 1965 году был направлен в Вашингтон в качестве руководителя резидентуры внешней разведки.

Именно в Вашингтоне резидент Соломатин и его сотрудники открыли очередную славную страницу в истории советской внешней разведки. Им довелось принимать непосредственное участие в оперативном мероприятии, получившем спустя много лет название «вербовка века».

В одном из интервью Борис Соломатин подчеркивал: «Я люблю рисковать, разумеется – рисковать разумно. И уверен: без риска не может быть действительно результативной разведки». Такая уверенность разведчика и резидента многого стоит и способствует успешной оперативной работе.

А началось все октябрьским днем 1967 года. В восьмом часу вечера в помещение советского посольства в Вашингтоне быстро вошел посетитель. Внешне он выглядел неприметно – ниже среднего роста, с мелкими чертами лица, темноволосый, худощавый. Обратившись к дежурному дипломату, который оказался сотрудником резидентуры, мужчина попросил связать его с работником посольства, занимающимся вопросами безопасности. Представившись дежурным офицером связи оперативного штаба Атлантического флота США в Норфолке (крупная военно-морская база, штат Вирджиния), он заявил, что готов (небезвозмездно, разумеется) поделиться имеющейся у него секретной информацией.

Приходы американцев в посольство с подобными предложениями иногда случались. Как правило, это были либо провокаторы, засылавшиеся контрразведкой, либо люди с нарушенной психикой, либо проходимцы. В каждом конкретном случае необходимо было определить истинную цель визитера.

Борис Александрович принял тогда волевое решение лично провести беседу с иностранцем и оно оказалось правильным. Семнадцать лет советская разведка успешно работала с Джоном Уокером, получая от него ценнейшую информацию по военно-стратегическим и тактическим планам США, в том числе по боевому применению атомных подводных лодок с ядерными ракетами. Он передавал в Центр шифры, позволявшие читать секретную переписку Министерства обороны США, Государственного департамента, ЦРУ, Агентства национальной безопасности и других важных государственных структур.

В мае 1985 года Джон Уокер был арестован. В документе, направленном в суд, рассматривавший дело Уокера, бывший руководитель военно-морской разведки США адмирал Студеман указывал: «Уокер создал для советской стороны мощные предпосылки к победе в войне».

В 1968 году по возвращении из США Борис Соломатин был назначен заместителем начальника внешней разведки. А уже в 1971 году его вновь направляют за океан – на этот раз резидентом КГБ в Нью-Йорк.

Об этом периоде своей работы сам Борис Александрович рассказывал следующее:

«В эти годы, особенно к концу 1974 – началу 1975 года, стало ясно, что разрядка во взаимоотношениях с США по целому ряду причин дает существенные сбои. В начале 1975 года я отправил в Центр телеграмму, в которой доложил, что следует готовиться к новому, менее приятному этапу советско-американских отношений, попытался вскрыть причины происходившего и высказал предложения, что следовало бы сделать в сложившейся ситуации.

Председатель КГБ Ю.В. Андропов согласился с моими доводами и на основании телеграммы направил записку лично Л.И. Брежневу. Однако записка вернулась с резолюцией: «Кто позволил пересматривать генеральную линию партии во внешней политике?» Вскоре после этого я был отозван в Москву».

Спустя непродолжительное время после второго возвращения из Соединенных Штатов Соломатин был назначен руководителем резидентуры КГБ в Риме, где им была проведена еще одна важная разведывательная операция.

В 1980 году резидентурой под руководством Бориса Соломатина был привлечен к сотрудничеству с советской внешней разведкой на идейно-политической основе Гленн Майкл Соутер – военный фотограф, служивший в составе разведывательного подразделения ВМС США на штабном корабле 6-го американского флота. Одновременно он был личным фотографом командующего 6-м флотом адмирала Кроу и его доверенным представителем для контактов с общественностью и журналистами.

Хотя у Соутера был невысокий флотский чин старшины, в силу своего служебного положения он знал значительно больше, чем иной старший офицер. Все основные приказы и распоряжения командующего 6-м флотом США получали в Москву практически одновременно с теми, кому они были адресованы для исполнения. От него было получено большое количество важной документальной информации военного и военно-стратегического характера, раскрывающей стратегические планы Соединенных Штатов в Средиземноморье, Ближневосточном и других регионах. В Центр направлялись сценарии учений с применением ядерного оружия, сведения о боевой подготовке и планах задействования ВМС США, а также о передислокации американских атомных подводных лодок и авианосных групп, мобилизационные планы и планы действий на случай войны, многие другие суперсекретные сведения.

В начале 1982 года истек срок контракта Соутера на службе в ВМС США. Он поступил на военный факультет университета «Олд Доминион» в городе Норфолк и одновременно устроился на работу в фотолабораторию находящейся там военно-морской базы. В разведывательном центре базы, где стал работать Соутер, сосредотачивалась информация, добытая различными средствами – от космических до агентурных. В этом центре вырабатывались конкретные указания 6-му и 2-му американским флотам. Успешно пройдя спецпроверку, он получил допуск к обработке материалов космической разведки, а также к списку целей на территории СССР, подлежащих ядерному поражению в случае военного конфликта. Этот список содержал около 150 тысяч различных советских объектов. 0 ценности этих сведений трудно даже говорить.

В июне 1986 года в связи с возникшей угрозой ареста Соутер был выведен в СССР. Он получил советское гражданство и сменил имя и фамилию, став Михаилом Евгеньевичем Орловым.

Жизнь Бориса Соломатина в разведке, безусловно, не ограничилась только описанными выше эпизодами. Прежде всего, он руководил большими коллективами оперативных сотрудников в Центре и за границей, нацеливал разведчиков на постоянный поиск источников секретной информации, которая способствовала бы обеспечению безопасности нашей страны.

В 1988 году генерал-майор Соломатин вышел в отставку. Его ратный труд был отмечен двумя орденами Красного Знамени, орденами Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды, многими медалями, а также нагрудными знаками «Почетный сотрудник госбезопасности» и «За службу в разведке». Имя Бориса Соломатина занесено на Доску почета Службы внешней разведки.

Борис Александрович очень любил Одессу, дом на Большом Фонтане, куда приезжал ежегодно почти на весь отпуск навестить маму и сестру. В беседах с Александром Петровичем Гайдаенко – известным одесским писателем – он неоднократно искренне сожалел, что не стал моряком. В Одессе Соломатина знали мало, большей частью как сотрудника МИД СССР – в полном соответствии со статьёй о нём в «Дипломатическом словаре»… Он был близок, пожалуй, лишь с коллегами – руководителями Одесского управления КГБ и разведподразделения – Д.Ф.Бражко, В.Л.Агеевым, А.П.Сачурой, А.И.Калютой, которые пользовались его приездами и часто обращались за советом.

Что касается заокеанских «друзей», то отставной помощник директора ФБР по разведке Филипп Паркер как-то признался: «Соломатин был для нас сущим наказанием». А известный американский журналист Пит Эрли, автор книги «Признания шпиона», посвященной судьбе Олдрича Хейзена Эймса и ставшей бестселлером в США, подарил Борису Александровичу экземпляр своей книги с таким автографом: «Единственное, о чем я сожалею, это то, что Вы работали по другую сторону. Спасибо за то, что Вы человек чести».

Борис Соломатин тяжело переживал распад СССР, особенно когда его, столько сделавшего для Родины, одесситы в шутку называли «иностранцем». Он первым выступил в печати с жёстким осуждением предательства своего ученика и младшего товарища О.Калугина, назвав «чёрным» тот день, когда подписал представление его на генеральское звание. Временщика Бакатина, затеявшего в угоду «демократам» «перестройку» в КГБ и сдавшего американцам множество государственных секретов (не напоминает ли вам это «декагэбизацию» СБУ, а, проще сказать, избавление от профессионалов в этом ведомстве, инициированную Кучмой?), он попросту «размазал» в центральной прессе. Путчиста и партийного номенклатурщика Крючкова Соломатин откровенно презирал.

В траурном зале Центральной клинической больницы («кремлёвки») было тесно от желающих попрощаться с Борисом Александровичем. Тёплые слова о нём сказали все руководители СВР – правопреемницы советской разведки последних лет: Л.Шебаршин,
Е.Примаков, В.Трубников, С.Лебедев. Поминали его в Ясенево – альма-матер разведчиков нескольких поколений. Мемуаров этот скромный человек, несмотря на многочисленные просьбы сослуживцев и родных, не оставил…

 


Краткие новости

О том, как в Одессе борются за безопасность пассажиров, о по-следствиях непогоды в Южной Пальмире и о ситуации не ее пляжах, а также о том, как будут в Одессе показывать горожанам их защитников и о том, как в очеред-ной надругались над памятью предыдущих защитников города у моря – обо всем об этом слушайте и читайте в нашем очередном выпуске новостей.

 

Наконец, сквозь все преграды пришло на Гудзон из Москвы через Одессу замечательное пополне-ние из подарочных изданий от нашего доброго друга, компози-тора, исполнителя и продюсера Павла Беккермана. Здесь и соль-ные проекты, и продюсируемые проекты,прежние, а также дейст-вующие. Слушайте и наслаждай-тесь знакомыми и незнакомыми песнями.

Павел Бекекрман - На троих
Марина Соболева - На юге

 

Представляем Вашему вниманию новые эксклюзивные материалы в разделе Знаменитые одесситы. Добавлены биографии:
Александра Щеголева
Михаила Безчастнова
Николайа Гамалея
Александра Кирсанова
Бориса Соломатина
Ивана Гайдаенко
Леонида Утёсова
Михаила Минкуса
Михаила Маклярского

 

О том, как в Одессе будут бороться за экологию, превращая ее при этом в украинский Лас-Вегас, о том, зачем и как проходят под Одессой международные военные учения, о том, как и с какими отцы города добираются на работу и о том, как они заботятся не только об одесситах, но и их четвероногих питомцах – смотрите в очередном выпуске наших новостей.

 

О том, как в центре Одессы под носом охраны можно разобрать фонтан, о том, какие памятники и где появятся вскоре на улицах Одессы, об олимпийских надеждах Южной Пальмиры, о городской «Конституции» и о том, что Одесса таки археологическая жемчужина – обо всем этом слушайте в очередном выпуске новостей.

 
Архив
Наши Друзья
Подписка на новости
Введите вашь email



Copyright © 2005-2017 Odessitka
При использовании материалов
сайта ссылка на сайт обязательна