Меню
Главная
Город моих снов
Галерея Одессы
Одесские новости
Дюк-информ
А на Гудзоне...
Исполнители шансона
Галерея шансона
Интервью
Видеоклипы
Редкие аудиозаписи
Подарочные альбомы
Шансон - премьер
Афиша шансона
Видео Гостевая
Гостевая книга
Ссылки
Баннерообмен Гудзона
Контакты

Авторизация





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Кто на сайте?
Всего на сайте:
    0 пользователей
    10 гостей

-эфхъё ЎшЄшЁютрэш   Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Rambler's Top100  
Балконы под ключ в Киеве, акция еще на сайте.


Михаил Борисович Маклярский

16 ноября 1909 года в Одессе родился Михаил Борисович Маклярский – полковник спецслужб, драматург, киносценарист и искусствовед.

В советских энциклопедиях об этом человеке можно было найти только такую информацию – автор сценариев фильмов «Подвиг разведчика», «Секретная миссия» (за которые был удостоен Сталинских премий), «Выстрел в тумане», «Заговор послов», «Инспектор уголовного розыска». Его тайная деятельность в качестве ведущего сотрудника НКВД-НКГБ значительно интереснее. Сын одесского портного, в 17 лет добровольно ушедший в погранвойска, Маклярский в конце 20-х годов боролся с басмачами в Средней Азии, а после окончания юридического факультета Среднеазиатского государственного университета был взят на работу в отдел НКВД, занимающийся охраной членов советского правительства. В 1937 году ему несказанно повезло: арестованного и обвиненного в участии в троцкистской организации его вскоре освободили и восстановили на работе. Во время Великой Отечественной войны Маклярский работал в 4-м (диверсионно-разведывательном) управлении НКВД под руководством генерал-лейтенанта Павла Судоплатова, возглавляя одно из направлений по борьбе с фашистами на оккупированных территориях. Он был автором идеи и разработчиком знаменитых стратегических радиоигр с немецкой разведкой, непосредственно курируя главное действующее лицо этих операций советского разведчика Александра Демьянова, проходившего в агентурных донесениях у немцев как «Макс» и награжденного ими Железным крестом с мечами, а у нас – как «Гейне» и орденом Красной Звезды. Одним из тех, с кем тогда вместе работал Маклярский, был и легендарный Фишер-Абель…

Сама жизнь этого человека достойна приключенческого фильма. Взлет чекистской карьеры нашего земляка приходится на годы войны. Работая в знаменитом 4-м Управлении НКВД-НКГБ, начальник отдела полковник Маклярский явился организатором таких ярких операций как ликвидация гитлеровского гауляйтера Белоруссии Кубе, а также «Монастырь» и «Березино». Об этих двух операциях с участием советского разведчика Александра Демьянова стало известно лишь недавно благодаря вышедшим мемуарам Павла Судоплатова, который ещё до войны прославился тем, что лично ликвидировал одного из руководителей боевой организации украинских националистов Дмитрия Коновальца, и показанному по ОРТ документальному фильму «Поводок для Абвера». Эти оперативные игры советской контрразведки с гитлеровским абвером – предмет особой гордости чекистов, потому что проведены красиво, эффектно, масштабно, без сбоев и крупных «проколов». Достаточно сказать, что на дезинформацию чекистов клюнули и Гитлер, и Геринг, и командование вермахта.

После того, как летом 1944 года наши войска окружили восточнее Минска стотысячную группировку противника, в службе разведывательно–диверсионных операций советских органов безопасности возникла идея затеять оперативную радиоигру с немецкой разведкой – абвером. До этого уже был успешно проведен целый ряд таких игр. Теперь было решено подбросить абверу и верховному командованию вермахта легенду о том, что в белорусских лесах якобы укрывается крупная немецкая воинская часть, которая намерена прорваться через линию фронта к своим. Эта часть испытывает нехватку оружия, бое-припасов, продовольствия и медикаментов, поскольку имеет много раненых. Обманув немцев, советская контрразведка намеревалась заставить их направить свои ресурсы на поддержку окруженных войск.

Прежде всего, необходимо было подобрать человека, который в операции «Березино» смог бы сыграть роль командира немецкой части. В центральном лагере военнопленных, находившемся в Красногорске под Москвой, выбор разведчиков пал на подполковника Генриха Шерхорна, бывшего командира 36–го полка 286–й дивизии тыловой охраны. Он был взят в плен 9 июля 1944 года под Минском и согласился сотрудничать с советской разведкой.

Теперь предстояло задействовать имевшийся канал радиосвязи, которому доверяло бы руководство абвера, считая его надежным источником информации. Лучшим информатором у немецкой разведки уже давно числился Александр Демьянов, который в абвере имел кличку «Макс», а у чекистов – «Гейне». Выходец из дворянской семьи, сын казачьего есаула, правнук Антона Головатого – первого атамана кубан-ского казачества, он одно время жил за границей, знал немецкий и еще в конце 20–х годов стал сотрудничать с советской контрразведкой. Работавший с Демьяновым Михаил Маклярский воспитывал в нем лучшие качества разведчика, нацеливая на участие в больших и серьезных делах. В начале 1942 года Демьянов – «Гейне» был переброшен за линию фронта, успешно прошел проверку фронтовой группы абвера, которая поначалу отнеслась к нему с недоверием, допрашивала и даже инсценировала его расстрел. Своей стойкостью «Гейне» рассеял сомнения немецких офицеров. Его направили на учебу в разведшколу в Смолен-ске, затем перевезли в Минск и уже отсюда самолетом десантировали с разведывательным заданием в советский тыл.

Для закрепления положения Демьянова в абвере руководство госбезопасности устроило его на службу в Генштаб Красной Армии в качестве офицера связи и снабжало информацией, содержавшей правдоподобные сведения. С участием «Гейне» были успешно проведены радиоигры «Монастырь» и «Престол».

19 августа 1944 года генеральный штаб сухопутных войск Германии принял необычное радиосообщение от «Макса» – оказывается, севернее Минска, в районе реки Березина, находится сборная из уцелевших частей и окруженцев группа подполковника Шерхорна численностью 2500 человек. Немцы сообразили, что затаившихся в советском тылу можно использовать для диверсий и нарушения коммуникаций. Шерхорну стали помогать, доставляя по воздуху оружие, боеприпасы, продовольствие, одежду, медикаменты, специалистов-подрывников, врачей, боевиков из СС. Шерхорн постоянно доносил о своих действиях, и вскоре его произвели в полковники и наградили Рыцарским Железным крестом.

К операции «Браконьер» подключили и начальника службы спецопераций и диверсий Отто Скорцени. Он отправил Шерхорну четыре группы отменных бойцов, облаченных в советскую форму, снабженных советскими оружием, консервами, черным хлебом и даже салом – все чин по чину! В феврале 1945 г. группу Шерхорна отделяло от немецких войск уже 800 км, полеты прекратили, и 5 мая ему предложили действовать по обстановке. А руководители советских органов безопасности 30 апреля 1945 года докладывали в Государственный комитет обороны: «с сентября 1944 года немцами совершено на территории легендируемой части 67 самолетовылетов и сброшено 25 германских разведчиков (все арестованы); 13 радиостанций, из которых 7 включены в игру с немцами; 644 места различного груза, в том числе 615 комплектов зимнего обмундирования; 20 пулеметов «МГ–42»; 100 винтовок и автоматов; 35 пистолетов; 2.000 гранат; 142 тысячи патронов; более 2,5 тонны различных мясопродуктов; 370 кг шоколада; 4 тонны хлеба; 400 кг сахара; 100 бутылок вина и прочее. Кроме того, было прислано 2.258.330 рублей».

Операция «Браконьер» закончилась безрезультатно. Еще бы – с самого начала Шерхорн работал на советскую разведку. План дезинформационной операции разработал полковник Маклярский, его одобрили И.Сталин, В.Молотов и Л.Берия, а проводили сотрудники разведки наркомата госбезопасности Н.Эйтингон, В.Фишер (будущий Рудольф Абель) и сам Михаил Борисович. Маклярский, будучи главным «теоретиком» Диверсионно разведывательного управления, составлял все планы проведения этой операции. Он же писал дезинформационные материалы, которые затем передавались немцам как сообщения о «диверсиях» в тылу Красной Армии, так же как раньше направлялись сообщения о «диверсиях» на железной дороге при проведении операции «Монастырь».

За успешно проведенную радиоигру, которая приняла характер стратегической, ее руководители были награждены полководческими орденами Суворова. Это единственный случай, когда такую награду получили чекисты. Кстати, в своих воспоминаниях руководители немецкой разведки Гелен и Шелленберг с гордостью упоминали агента «Макса», «главного источника стратегической военной информации в Генеральном штабе Красной Армии».

А крупнейший диверсант Второй Мировой, прославившийся похищением Хорти и Муссолини, штурмбанфюрер СС Отто Скорцени в мемуарных записках с упоением рассказывал об «удачной» секретной операции, которой присвоили романтическое название «Волшебный стрелок». Следует сказать, что во время проведения операции «Березино» еще один сотрудник 4 го Диверсионно разведывательного управления НКГБ СССР – Николай Кузнецов – вел другую игру с немцами и Организацией украинских националистов (ОУН) на территории Западной Украины, в районе города Ровно. За свой подвиг Н.Кузнецов еще до окончания Великой Отечественной войны Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года был удостоен звания Героя Советского Союза (посмертно), во Львове ему был установлен памятник, который затем перевезли на его родину – в город Талицк Свердловской области.

Однако вернемся к Маклярскому. Идея написать сценарий кинофильма, в котором главному герою – советскому разведчику противостоит реальный жестокий противник, а не придуманные враги из довоенных шпионских фильмов – «троцкисты» и вредители, родилась у Маклярского сразу после войны.

Страна все еще жила войной, сражениями, поражениями, торжеством и ощущением огромности события, в котором она вся участвовала. Однако действительный ужас, трагедия, горе и массовая гибель людей заслонялись образами не реальной войны, а той, что была в газетах, на фото, в картинах и в кинохронике. А это была большей частью лакировка действительности. В произведениях искусства того времени люди только и видели блестящие атаки, одухотворенные лица бойцов и командиров, ордена, марши и салюты. Власть нарочито идеализировала войну, чтобы скрыть свои просчёты приведшие к ненужной гибели миллионов солдат.


«Павел Кадочников, кадр из киноленты «Подвиг разведчика»

«Подвиг разведчика» был типичным фильмом для духа того времени, но он оказался ярче и успешнее, чем другие. Он был сделан талантливо, искусно, со многими художественными находками. Там были приключения, риск, блеск ума, инициатива – все, чего так не хватало в реальной жизни. Красивый и обаятельный герой – наш человек, абсолютно советский человек, хладнокровный и бесстрашный лазутчик – поражал также воображение зрителей тем, что безупречно выдавал себя за иностранца. Кадочников в роли Федотова в этом фильме был предшественником знаменитого и всеми обожаемого Штирлица.

Огромная удача фильма объяснялась также и тем, что он основывался на фактах. Действительно, во время войны многие армейские и чекистские диверсанты и разведчики проявили чудеса храбрости и дерзости в тылу врага. Взволновало, кстати, то, что практически впервые в Союзе было сделано признание – «да, у нас была разведка».

По замыслу фильм «Подвиг разведчика» должен был рассказать, опираясь на реальные факты, о работе советских чекистов, не имея в виду какое-либо конкретное лицо. Постановку Маклярский предложил кинорежиссеру Борису Барнету, который раньше снимал только комедийные и бытовые фильмы. В таком выборе режиссера была определенная логика – Барнета не связывали штампы, присущие режиссерам приключенческих фильмов 30-х годов.

В июне 1946 года министром госбезопасности был назначен Виктор Абакумов, в годы войны возглавлявший военную контрразведку СМЕРШ, которая пыталась конкурировать с 4-м Управлением НКВД в части проведения разведывательно-диверсионной работы. Едва став министром, честолюбивый Абакумов провел кадровые перестановки в 4-м Управлении, которое вскоре вообще было ликвидировано. В результате из органов был уволен ряд работников, в том числе и полковник Маклярский. В августе 1947 года, посмотрев фильм перед его выходом на экраны, Абакумов заявил, что показывать «Подвиг разведчика» нельзя, так как, мол, по вине Маклярского «в фильме разглашаются методы агентурной разведки». Кроме того, фильм был предварительно подвергнут кинопросмотру в клубе НКВД, где присутствовали профессионалы разведки. Многие разведчики выступили с отрицательной оценкой фильма, указывая на то, что «подобного в жизни, в действительности просто не бывает». Приводились примеры, когда для похищения одного немецкого генерала посылалось до нескольких групп разведчиков. И чтобы один разведчик сумел взять в плен немецкого генерала, «это ерунда, хотя смотрится интересно».

Такой же точки зрения придерживался и работавший с «Гейне» Игорь Щорс, присутствовавший на кинопросмотре сотрудник отдела, руководимого Маклярским. Спас фильм от провала знаменитый кинорежиссер Михаил Ильич Ромм, который сказал, что в действительности так не бывает и профессионалы совершенно правы. Но широкой публике об этом неизвестно, а фильм построен с захватывающими моментами и по сценическим законам детективного жанра.

Просмотр фильма «Подвиг разведчика» был устроен в клубе на Лубянке в 1946 году. После этого И.Щорс уехал в командировку в Болгарию, где демонстрировался этот фильм. Ромм оказался совершенно прав. «Подвиг разведчика» пользовался у публики исключительным успехом. В Болгарии были даже ночные сеансы, в чем Щорс убедился сам и, вернувшись в Россию, принес Маклярскому свои извинения и привез болгарскую афишу фильма.

Неожиданно для Абакумова фильм был показан кремлевскому руководству и получил одобрение... Фильм стал лидером проката в 1947 году, его посмотрело 22 млн. зрителей. Этот фильм вместил в себя очень много событий и характеров. Те картины, которые мы смотрим и которые нас потрясают, остаются с нами подспудно на всю жизнь. Все, что требовалось от Павла Кадочникова, он замечательно сделал, и стал на какое-то время кумиром. Во всяком случае, это было откровение, и это была одна из первых наших отечественных советских картин о разведчике. Надо сказать, что и сейчас фильм пользуется большим и заслуженным интересом, хотя «в действительности так не бывает».

Уйдя в отставку, в 1947-1951 годах Михаил Маклярский – председатель объединения «Экспортфильм», директор Госфильмофонда СССР. Вскоре после выхода картины, удостоенной в 48-м Сталинской премии, развернулась борьба с космополитизмом, жертвой которой стал и Маклярский. Его будущий соавтор, уже отбывший к тому времени срок Лев Шейнин (тоже, между прочим, человек «органов» – 13 лет был начальником следственного отдела в Прокуратуре Союза), подписал признание, что Маклярский якобы входил в организованную им националистическую группу евреев-драматургов... Лишенного погон и арестованного по «делу Еврейского антифашистского комитета», начальник следственной группы бил бутылкой по голове, возможно, вспоминая его картину. И снова Михаилу Борисовичу повезло – его отпустили… Спустя три года после первого, на экраны вышел новый фильм по его сценарию – «Секретная миссия» (режиссер Михаил Ромм). В этой картине действовала уже женщина-разведчица в блестящем исполнении Елены Кузьминой. За «Секретную миссию» Маклярский получил вторую Сталинскую премию.

И вдруг, в 1951 году, его фамилия исчезает из титров кинофильмов. Причина – очередной арест, на этот раз по обвинению в «сионистском заговоре в МГБ». По распоряжению Сталина были арестованы все евреи – ответственные сотрудники центрального аппарата Министерства госбезопасности. Так оказались за решеткой Эйтингон, Райхман, заместители министра госбезопасности генерал лейтенант Питовранов и Селивановский. Арестовали и полковника в отставке Маклярского. И только в 1954 году, после реабилитации, его имя вновь появилось на экране.

В 1956 году Маклярский, к тому времени уже член Союза писателей СССР, окончил Высшие литературные курсы. Именно он создал в 1960 году и в течение двенадцати лет был первым директором Высших сценарных и режиссерских курсов, успешно действующих в Москве и сегодня. По отзывам их первых выпускников Л.Гайдая, В.Шукшина. Р.Быкова и других, это был «подтянутый, седоватый джентльмен, с иронической всезнающей усмешкой на губах».

В 60-70-е годы, следуя духу времени, герои Маклярского – чекисты – стали сменяться работниками милиции. Такие картины, как «Инспектор уголовного розыска», «Будни уголовного розыска» и другие, вошли в золотой фонд советского «криминального» кино.

Заслуженный работник культуры РСФСР, автор сценариев 14 художественных фильмов, многих пьес и повестей в приключенческом жанре, а также киноведческих очерков, Михаил Борисович Маклярский скончался в июне 1978 года после очередного инфаркта – результата его тяжелой и непростой чекистской и творческой жизни.

 


Краткие новости

О том, как в Одессе борются за безопасность пассажиров, о по-следствиях непогоды в Южной Пальмире и о ситуации не ее пляжах, а также о том, как будут в Одессе показывать горожанам их защитников и о том, как в очеред-ной надругались над памятью предыдущих защитников города у моря – обо всем об этом слушайте и читайте в нашем очередном выпуске новостей.

 

Наконец, сквозь все преграды пришло на Гудзон из Москвы через Одессу замечательное пополне-ние из подарочных изданий от нашего доброго друга, компози-тора, исполнителя и продюсера Павла Беккермана. Здесь и соль-ные проекты, и продюсируемые проекты,прежние, а также дейст-вующие. Слушайте и наслаждай-тесь знакомыми и незнакомыми песнями.

Павел Бекекрман - На троих
Марина Соболева - На юге

 

Представляем Вашему вниманию новые эксклюзивные материалы в разделе Знаменитые одесситы. Добавлены биографии:
Александра Щеголева
Михаила Безчастнова
Николайа Гамалея
Александра Кирсанова
Бориса Соломатина
Ивана Гайдаенко
Леонида Утёсова
Михаила Минкуса
Михаила Маклярского

 

О том, как в Одессе будут бороться за экологию, превращая ее при этом в украинский Лас-Вегас, о том, зачем и как проходят под Одессой международные военные учения, о том, как и с какими отцы города добираются на работу и о том, как они заботятся не только об одесситах, но и их четвероногих питомцах – смотрите в очередном выпуске наших новостей.

 

О том, как в центре Одессы под носом охраны можно разобрать фонтан, о том, какие памятники и где появятся вскоре на улицах Одессы, об олимпийских надеждах Южной Пальмиры, о городской «Конституции» и о том, что Одесса таки археологическая жемчужина – обо всем этом слушайте в очередном выпуске новостей.

 
Архив
Наши Друзья
Подписка на новости
Введите вашь email



Copyright © 2005-2017 Odessitka
При использовании материалов
сайта ссылка на сайт обязательна