Меню
Главная
Город моих снов
Галерея Одессы
Одесские новости
Дюк-информ
А на Гудзоне...
Исполнители шансона
Галерея шансона
Интервью
Видеоклипы
Редкие аудиозаписи
Подарочные альбомы
Шансон - премьер
Афиша шансона
Видео Гостевая
Гостевая книга
Ссылки
Баннерообмен Гудзона
Контакты

Авторизация





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Кто на сайте?
Всего на сайте:
    0 пользователей
    10 гостей

-эфхъё ЎшЄшЁютрэш   Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Rambler's Top100  
секс шоп


Николай Федорович Гамалея

Николай Федорович Гамалея происходит из старинного казачьего рода, берущего начало, как считается, от полковника Григория Высоцкого, состоявшего на дипломатической службе у гетмана Богдана Хмельницкого. То ли за успешные переговоры с турецким султаном, то ли за атлетическое телосложение, Высоцкого прозвали «Гамалекк», что по-турецки означает «носитель тяжестей».

Крепким здоровьем и силой отличались и другие представители рода Гамалея. Дед ученого был штаб-лекарем и искусным хирургом. Отец, будучи гвардейским офицером, участвовал в войне 1812 г. и в последующих походах русской армии в Европу.

Николай родился в феврале 1859 году в Одессе и был двенадцатым ребенком в семье. Воспитывали сына «по-солдатски». День начинался в пять часов утра –утренние самостоятельные занятия, гимназия, чтение и изучение иностранных языков в вечерние часы. Знание немецкого, французского, английского и латыни очень помогло в последующей научной деятельности. Гамалея очень много читал –сначала Купера, Майн-Рида, Жюля Верна, Вальтера Скотта; затем описания путешествий и исторических событий. Еще в младших классах Гамалея познакомился с книгой Фарадея «История свечи». Она во многом предопределила его выбор. Николай Федорович писал в своих «Воспоминаниях»: «Эта книга произвела на меня глубочайшее впечатление и навсегда привила любовь к естествознанию. Становясь старше, я стал читать подробные сочинения по физике, химии, биологии. В последних классах я прочел книгу Грота «О соотношении физических сил» и, будучи хорошо знаком с физикой, проникся значением закона сохранения и превращения энергии. Я ознакомился с дарвинизмом по популярной книге Ралле, а затем стал увлекаться сочинениями Спенсера, открывшего передо мною мир эволюции»…

По окончании частной гимназии Гамалея успешно сдал выпускные экзамены (из 25 выпускников их выдержали только 4) и поступил в Новороссийский (Одесский) университет на естественное отделение физико-математического факультета.

Это была эпоха замечательных открытий в естествознании – закона сохранения и превращения энергии, клеточного строения живых организмов, эволюционной теории Дарвина, открытий в астрономии и геологии. Открытия обсуждали на семинарах, лекциях, которые читали такие корифеи отечественной науки как Сеченов, Ковалевский, Мечников. Идея эволюционного развития захватила не только многочисленные области знания, разрушая устаревшие представления, систематизируя, обобщая, обнажая доселе незаметные, но вдруг ставшие очевидными связи между различными явлениями в химии, физике, биологии, – она заворожила студентов и, в особенности, любознательного Николая. Им был организован кружок для более глубокого изучения передовой научной литературы, посвященной эволюции. Может быть, именно на этих занятиях и возникла у будущего ученого мысль, которая круто изменила его дальнейшую судьбу, направив интересы сначала в область биохимии, а затем и медицины. Рассматривая изменение форм организмов как частный случай эволюционной теории, Гамалея предположил, что обязательно должен меняться и состав организма. Назвав будущую науку об эволюции живого вещества материологией, он принял решение пополнить свое образование изучением биохимии в Страсбургском университете.

На втором году университетской жизни умер отец. Гамалея тяжело переживал потерю любимого человека: отец был ему не только другом, но и помощником, советчиком. Так началась самостоятельная жизнь – без отцовских указаний и руководства. Три года подряд он ездил в Страсбург во время летнего семестра, где посещал лекции и семинары по биохимии, а затем и по другим медицинским специальностям. Здесь им была выполнена первая научная работа, посвященная исследованию влияния кислорода на брожение и гниение. Когда экспериментальная часть уже подходила к концу, Гамалею вызвали домой: заболела мать. Но коллеги завершили опыты и опубликовали результаты, упомянув имя молодого автора.

Еще будучи в Страсбурге, Гамалея решил продолжить свое медицинское образование, и по окончании университета в степени кандидата наук в 1881 году они с матерью поехали в Петербург, в самую престижную в те времена Военно-медицинскую академию. Неприветливо встретила их столица. На вступительном экзамене по анатомии Гамалея заразился брюшным тифом и очень тяжело болел, о чем весьма сокрушался впоследствии, так как был вынужден пропустить практические занятия по общеклиническим дисциплинам.

Годы, проведенные в стенах академии, пополнили теоретические и некоторые практические навыки, значительно расширили его научное мировоззрение, чему во многом способствовали Боткин, Пашутин, Терновский и другие знаменитости. Здесь впервые он заинтересовался инфекционными болезнями, обратив внимание на четкую периодичность развития заболеваний; позднее эти идеи были развиты им в книге «Учение об инфекции».

После блестящего окончания академии в 1883 году Гамалея, хотя ему предлагали остаться в Петербурге, вернулся домой, в Одессу, где устроился ординатором в клинике нервных болезней. Тогда же, вдохновленный работами Пастера и Мечникова, он устраивает дома микробиологическую лабораторию.

 

Работая с Мечниковым, Гамалея помогает ему в получении чистых культур и одновременно осваивает микробиологические методы.

Работая в клинике нервных болезней, он проявляет себя как талантливый врач, глубоко и серьезно осмысливая проблемы пациентов. Он конструирует аппарат, способный производить минимальные раздражения, и испытывает его на больной, получая ошеломляющий результат, – после двухлетнего пребывания в клинике с полным параличом нижних конечностей пациентка выздоравливает. Но продолжить занятия невропатологией Гамалее не удалось – жизнь распорядилась иначе. В 1885 году Пастером была сделана успешная прививка против бешенства, и общество врачей по рекомендации Мечникова командирует молодого врача в Париж для ознакомления с методом приготовления вакцины.

В лабораторию Пастера, где производились вакцины, никого не допускали из опасения загрязнения материала. И только после несчастья, случившегося с прибывшими из Смоленской губернии крестьянами, укушенными бешеной волчицей, Гамалея, который ухаживал и наблюдал за привитыми, познакомился с Пастером. Неудачи с прививками у этой группы пациентов натолкнули его на мысль о том, что вакцина оказывает положительный эффект только до заражения. Пастер высоко оценил способности русского врача, о чем и сообщил в письме в Одессу, давая согласие на открытие прививочной станции.

Так, благодаря двум талантливым ученым, Пастеру и его преемнику Гамалее, 11 июня 1886 года в Одессе открылась первая в России и вторая в мире станция для прививок против бешенства. Вскоре, благодаря трудам Мечникова и Гамалеи, эта лаборатория получила мировую известность. Сюда приезжали заболевшие из Петербурга, Сибири, с Кавказа, даже из Турции и Австрии. Врачи из различных губерний посещали станцию, где обучались опыту работы. Здесь, в домашней лаборатории в Одессе, Гамалея, по просьбе Мечникова, вёл научно-исследовательские работы по изучению чумы, холеры, туберкулеза, сибирской язвы. Но главной задачей были прививки от бешенства, благодаря чему Гамалея собрал огромный практический материал, позволивший ему усовершенствовать вакцины, описать паралитическую форму бешенства, неизвест-ную прежде. Неслучайно, когда на Западе то и дело стали возникать сбои в применении пастеровских вакцин, Пастер обратился именно к нему с просьбой защитить его метод от провала. И Гамалея, подвергнув глубокому анализу неудачные попытки вакцинирования во Франции и в Англии, нашел причины неэффективности вакцин и смог аргументированно доказать комиссии несостоятельность обвинений в адрес Пастера.

Не раз Пастер предлагал Николаю Федоровичу остаться работать в Париже, но Гамалея твердо решил продолжать свою научную деятельность на родине. Он искренне поблагодарил за доверие, перспективу блестящей научной карьеры, но сказал: «Дорогой учитель, у меня на родине ежегодно тысячи людей умирают от инфекционных болезней, меня там ждут, мое место там…».

Он первым из русских врачей посвящает себя борьбе с эпидемиями. Одесса была для них своеобразными воротами – крупный морской порт, в который приходили суда со всего мира, в том числе из неблагополучных в эпидемиологическом отношении стран. Одесские бактериологи работали над созданием надежного заслона опасным болезням, и молодой врач Николай Гамалея стал причастным к этой острой проблеме. 

Большие заслуги ученый имеет в изучении причин распространения холеры и чумы и радикальной борьбе с ними. Что касается холеры, он установил водный путь заражения и указал способ предохранения населения России через упорядочение водоснабжения в нескольких узловых пунктах на пути ее распространения из Средней Азии. Осуществление этих мероприятий остановило последующие эпидемии. Николай Федорович открыл у птиц вибрион, совершенно схожий, как он доказал в дальнейшем, с холерным, и назвал его вибрионом Мечникова. Накопленный опыт борьбы с холерой послужил темой докторской диссертации, которую он успешно защитил в 1892 г. в Петербурге.

В вопросе борьбы с чумой Гамалея организовал первую всеобщую дератизацию (уничтожение грызунов) в Одессе. Понимая, какое значение в борьбе с эпидемиями имеют санитарно-эпидемические мероприятия в государственных масштабах, Гамалея с 1910 по 1913 г. на личные средства издавал и редактировал журнал «Гигиена и санитария», где нашли отражение насущные проблемы охраны здоровья населения.

Гамалея поднимал вопросы организации министерства народного здоровья, учреждения санитарных органов надзора, перестройки водоснабжения, планировки городов, предупреждения и пресечения заразных болезней, улучшения жилищных условий. Часть этих проблем была решена только после Октябрьской революции.

Исключительно велик вклад Гамалеи в практическую борьбу с оспой и тифом, от которых еще в начале века ежегодно гибли десятки тысяч человек. Оказывается, впервые бактериальное оружие было применено еще в XVIII веке английскими колонизаторами для истребления коренных жителей Северной Америки, и были это оспенные микробы. Возглавив в 1912 году Оспопрививательный институт в Петербурге, Николай Федорович разработал интенсивные методы получения материала по предохранительным прививкам, в т.ч. против сыпного тифа. Ему же принадлежит установление термина «дезинсекция». Не раз выдающийся эпидемиолог поднимал вопрос об обязательном оспопрививании в России, однако его проект был рассмотрен только в 1917 г. Не последовав примеру многих ученых, уехавших за рубеж, Гамалея, несмотря на мировую известность, остался в революционном Петрограде и продолжил начатое дело. Обязательное оспопрививание было введено сначала в Петрограде и Северо-западной Коммуне (1917 г.), а затем и по всей стране –декретом Совнаркома за подписью В.И.Ленина от 10 апреля 1919 года.

Занимаясь теорией и практикой борьбы с заразными болезнями, Гамалея одновременно продолжает исследования в области микробиологии. Здесь его ждет немало открытий, каждое из которых являет собой фундамент будущей науки. Невероятно трудно даже перечислить все его открытия. Сейчас, спустя столетие, не перестаешь удивляться его гениальности и научному предвидению. Немаловажные работы проводил Гамалея по туберкулезу и эпидемическому гриппу. Мало кто знает, что еще в 1886 г. Гамалея приступил к лечению рака с помощью «чудесной палочки» (молочнокислой бактерии). Николай Федорович исследовал и нервную ткань, обнаружив ее способность к восстановлению.

Всю свою долгую, яркую жизнь Николай Федорович занимался разработкой многих теоретических вопросов, чему способствовали огромный экспериментальный материал, полученный им, и пытливый аналитический ум. Его теории инфекции, воспаления, вирусной природы злокачественных опухолей, направленной изменчивости и эволюции микроорганизмов, учение о ядах (токсинах) относятся к классическому наследию отечественной и мировой иммунологии и микробиологии.

Печатное наследие ученого огромно – книги и несколько сот статей. Наиболее крупные его произведения – учебники, монографии – выдержали не одно издание, ряд из них переведен на иностранные языки. Н.Ф.Гамалея награжден двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, носил многочисленные звания: лауреат Государственной премии, действительный член Академии медицинских наук, заслуженный деятель науки и техники. И еще один, редкостный титул – почетный академик Академии наук СССР. Во всей стране на тот момент таких ученых было лишь трое, фактически двое, поскольку третьим был… Сталин. 

Коллег, студентов поражала его редкая трудоспособность, он был не подвластен времени, удивлял всех свежестью, глубиной мысли, молодой энергией. На 82-м году издал пособие для медицинских вузов «Учебник медицинской микробиологии». Почти уже в 90-летнем возрасте Николай Федорович систематически приезжал во 2-й Московский медицинский институт на заседания студенческого научного кружка, которым руководил.

Неутомимый труженик, прекрасный экспериментатор и теоретик, он посвятил свою жизнь науке, и его последние слова в марте 1949 года были обращены к ней: «Я должен поправиться, мне еще так много нужно написать и сделать». Первопроходец во многих областях знания, он заложил основы развития науки на десятки лет вперед. Нередко его упрекали в том, что многие исследования остались незаконченными, на что он отвечал: «Если семена всхожи, они взойдут...».

«…Страстная любовь к науке и неизменная преданность ей, непоколебимая настойчивость в изучении научных вопросов и терпение, которое не боится неудач; научная добросовестность и искренность, которые ставят выше всего истину, с полным забвением собственной личности и ее взглядов, понимание верховного значения опыта и умения правильно поставить его, –все это обычные качества всякого настоящего ученого», –говорил Гамалея о Луи Пастере, своем учителе, друге и соратнике. Эти же слова по праву могут быть отнесены и к самому Николаю Федоровичу – талантливому ученому, основоположнику отечественной микробиологии и эпидемиологии.

 


Краткие новости

О том, как в Одессе борются за безопасность пассажиров, о по-следствиях непогоды в Южной Пальмире и о ситуации не ее пляжах, а также о том, как будут в Одессе показывать горожанам их защитников и о том, как в очеред-ной надругались над памятью предыдущих защитников города у моря – обо всем об этом слушайте и читайте в нашем очередном выпуске новостей.

 

Наконец, сквозь все преграды пришло на Гудзон из Москвы через Одессу замечательное пополне-ние из подарочных изданий от нашего доброго друга, компози-тора, исполнителя и продюсера Павла Беккермана. Здесь и соль-ные проекты, и продюсируемые проекты,прежние, а также дейст-вующие. Слушайте и наслаждай-тесь знакомыми и незнакомыми песнями.

Павел Бекекрман - На троих
Марина Соболева - На юге

 

Представляем Вашему вниманию новые эксклюзивные материалы в разделе Знаменитые одесситы. Добавлены биографии:
Александра Щеголева
Михаила Безчастнова
Николайа Гамалея
Александра Кирсанова
Бориса Соломатина
Ивана Гайдаенко
Леонида Утёсова
Михаила Минкуса
Михаила Маклярского

 

О том, как в Одессе будут бороться за экологию, превращая ее при этом в украинский Лас-Вегас, о том, зачем и как проходят под Одессой международные военные учения, о том, как и с какими отцы города добираются на работу и о том, как они заботятся не только об одесситах, но и их четвероногих питомцах – смотрите в очередном выпуске наших новостей.

 

О том, как в центре Одессы под носом охраны можно разобрать фонтан, о том, какие памятники и где появятся вскоре на улицах Одессы, об олимпийских надеждах Южной Пальмиры, о городской «Конституции» и о том, что Одесса таки археологическая жемчужина – обо всем этом слушайте в очередном выпуске новостей.

 
Архив
Наши Друзья
Подписка на новости
Введите вашь email



Copyright © 2005-2017 Odessitka
При использовании материалов
сайта ссылка на сайт обязательна